Иногда на лекциях меня спрашивают, по какому основному критерию я оцениваю живопись. Обычно я искренне отвечаю – мороз по коже. От работ Влада Ралко у меня не то, что мороз по коже – дыхание перехватывает. Так в «Крестном отце» сицилийцы называют неотвратимую любовь: «громом ударило». За такой, на первый взгляд, «физиологией» — честность, ум и профессионализм автора.

Советую студентам худучилища и худграфа взглянуть на работы выдающегося мастера в последние дни работы Одесская Биеннале Современного Искусства(напоследок она будет открыта даже в выходные МСИО – понедельник и вторник).

И несколько фраз самой Влады из интервью Артмисту:

С украинским искусством будет все в порядке, когда оно откажется от приставки «украинское» и будет представлено в свободном диалоге со всем остальным искусством, а не останется в рамках национальной резервации. Странно ждать интереса к искусству только потому что оно «украинское». Это вроде выставок «Слоны рисуют».

Современное искусство давно уже выполняет роль такой себе Кассандры. У него нет заказчика, оно не украшает. У Гойи этот внутренний разлом особенно ощущается между тем, что он делал на заказ и НАСТОЯЩИМИ его работами. И вот от этой Кассандры все отмахиваются: то все слишком непонятно, то слишком мрачно.

Я рисую не войну, я рисую эту измененную войной реальность, причем, всюду измененную, не только на линии фронта. И эта реальность показывает сейчас все секреты, которые припасла. Буквально, беспощадно, непристойно. Мир вывернулся наизнанку. Вдруг стало очевидным, что ни один из механизмов привычной мирной жизни не работает.